Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
 
Реклама
Реклама
Реклама

ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ


Интернет-конференции







Интернет-конференция закрыта!





Уважаемые посетители сайта, читатели и авторы

«Федерального справочника»!

 


Коллектив «Федерального справочника» «Образование в России» ставит перед собой целый комплекс задач, включающих не только подготовку издания, его распространение и популяризацию, но и непосредственное участие в продвижении лучших образовательных учреждений и специалистов в сфере образования. Также ведется серьезный анализ общественного мнения о реформировании системы образования.


В этой связи, а также в целях дальнейшего улучшения структуры и содержания издания в период с 20 сентября по 20 декабря 2010 года будет проходить Интернет-конференция, основными задачами которой является расширение читательской аудитории, налаживание более тесных контактов с читателями, повышение интереса к нашему изданию.

 

Первая конференция посвящена вопросам создания национальной инновационной системы и, в частности, инновационной инфраструктуры вузов. Ведет конференцию Председатель Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям академик Валерий Александрович Черешнев.

Приглашаем принять участие в дискуссии. Свои вопросы, комментарии и предложения направляйте на адрес электронной почты:  c пометкой "Вопрос В.А. Черешневу" Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 

По окончании работы конференции все письма будут направлены в Комитет Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям, а ответы и комментарии – размещены на сайте «Федерального справочника».
 


 

Интернет-конференция

Председателя комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям
В.А. Черешнева 

 

О Федеральном законе Российской Федерации от 2 августа 2009 г. N 217-ФЗ


Этот закон принимался в условиях жесткой дискуссии. Тогда даже создалась беспрецедентная ситуация: чтобы доработать отклоненный Советом Федерации закон, депутатов срочно отозвали из отпусков. После новых согласований, его приняли. Казалось, что барьеры для инноваций сняты, даже прогнозировали, что в наукоемком бизнесе в ближайшее время появятся тысячи рабочих мест. Но ожидания не оправдались. Сегодня таких инновационных фирм около 450, да и то значительная доля приходится на Томскую область, которая и до принятия закона была в сфере инноваций безоговорочным лидером. И это неслучайно. В области еще десять лет назад был принят региональный закон об инновациях, уточнен региональный закон о науке, где подобные проблемы были сняты. Если на федеральном уровне до сих пор ещё не определили, что такое инновации, инновационная деятельность, инновационный продукт и т.д., то в Томске с законодательной точки зрения с этими определениями уже давно всё понятно.


Так чего же опасаются ректоры и директора бюджетных вузов и научно-исследовательских институтов? Причин несколько. Например, в законе записано, что в уставной капитал создающейся фирмы вуз может внести оборудование и недвижимость. Вроде бы логично, у новичка нет ничего, ему надо помочь встать на ноги. Но с другой стороны при банкротстве фирмы, созданной на базе вуза или научной организации, именно вуз и научная организация отвечает своим имуществом, а значит, может это имущество потерять. Во всяком случае, именно так трактуют данный пункт многие руководители вузов и институтов. В принципе это не исключено. Ведь инновационный бизнес – наиболее рискованный, заранее нельзя сказать, кто выиграет, а кто проиграет. Даже в ведущих странах из множества возникающих фирм успешными оказываются совсем немногие. Поэтому там государство берет на себя значительную долю риска. Такой подход себя оправдывает, потому что несколько выживших, успешных фирм дают экономике эффект, многократно перекрывающий затраты на поддержку целой армии инноваторов. У нас же вся ответственность лежит на вузах и научно-исследовательских институтах, отсюда и опасения руководителей. Значит, в этот закон надо вносить поправки, совершенствовать. Кроме того, вносить поправки придется и в иные федеральные законы, принимать подзаконные акты.

 

Об охране интеллектуальной собственности


Чтобы начать свое дело, молодой фирме надо найти инвестора. Но он не даст ни копейки, пока не поймет, кому принадлежит право на патент. И тут начинаются проблемы, так как в 4-й главе Гражданского кодекса это положение не четко проработано. Написано, что доходы от реализации результатов   интеллектуальной деятельности принадлежат институту, где работает ученый. И не автор работы, а ученый совет решает, как распределить прибыль: скажем, 20 процентов – накладные расходы, 20 процентов – автору, остальное – институту. Но сегодня не времена СССР, и все прекрасно знают, что на своей идее, коммерциализации права на изобретение, ученый может заработать куда больше, даже стать миллионером. Многие видные зарубежные ученые стали богатыми людьми, реализуя свои изобретения. Причем, сами они не занимаются внедрением, а передают это право специальной фирме, где сильная команда менеджеров. Конечно, оговорив свою долю. И все довольны, и фирма, и ученый, которому не надо думать о рынке, заниматься маркетингом. Он продолжает жить любимой наукой.


У нас нет ни таких фирм, ни таких менеджеров. И самому ученому приходиться идти в «купцы», а здесь требуется особый талант. Тем более, что высокие технологии, очень рискованный бизнес. Совмещать его с наукой удается единицам, ведь каждая сфера требует полной самоотдачи, профессионализма.


Все это «болевые» точки создающейся у нас инновационной экономики. Конечно, могут спросить, а разве нельзя было все это предвидеть заранее, при разработке законов? Учиться на чужих ошибках? Мы пытались максимально изучить чужой опыт, но, как вы понимаете, всего не учтешь. Тем более, что в каждой стране своя специфика. Кроме того, науку и инновации надо вписать в уже существующее правовое поле, где множество запретов, ограничений, требований. И нередко они вступают в противоречие с предлагаемыми нами документами. Прийти к согласию удается далеко не всегда.

 

О Федеральном законе Российской Федерации от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ


Недавно я участвовал в открытии X Московского международного салона инноваций и инвестиций. Присутствовавший на салоне мэр Москвы Ю.М. Лужков, увидев первоклассные инвалидные коляски, спросил авторов: «Вы сделали для города 100 штук, как мы договаривались в прошлом году?» Отвечают, что нет, так как проиграли конкурс фирме, которая обещала сделать дешевле. Хотя им еще все надо только разрабатывать, а здесь уже готовая продукция – можно запускать конвейер. Но вот таков этот закон. Он позволяет выигрывать конкурс на получение госзаказа не лучшему, а тому, кто укажет меньшую цену на исполнение. Все понимают, что для науки этот закон не просто не работает, а он вреден.

 

О государственной поддержке и продвижении фундаментальных исследований


В последнее время РАН серьезно критикуют, причем одна из главных претензий заключается в том, что мало инноваций, пригодных для коммерциализации. Кстати, такая деятельность прописана в новом уставе академии. Но давайте посмотрим на вещи реально. В РАН есть несколько институтов, которые зарабатывают на продаже своей продукции миллионы долларов, к примеру, сибирский Институт ядерной физики им. Будкера или Институт проблем химической физики в Черноголовке. Их постоянно ставят в пример, однако почему-то умалчивают, что все эти лидеры имеют опытные заводы, построенные еще во времена СССР, а у подавляющего большинства институтов РАН ничего подобного нет.


Где же превращать идеи в опытные образцы? Вести конструкторские работы? Раньше этим занималась прикладная наука, она доводила идеи «академиков» до «железа». В 1990-е годы большинство отраслевых институтов прекратили свое существование, благодаря тогдашним руководителям экономики. Но кто об этом сейчас помнит? В высокие кабинеты пришли новые люди, они начинают с чистого листа. И сразу задают вопрос: а где у нас инновации? Нет. А кто за науку отвечает? Академия? Да там сидят консерваторы, и ничего не делают. Урезать им финансирование. Что мы и получили, совершенно забывая, что законом о науке на РАН и отраслевые академии возложена основная задача – фундаментальные исследования. Коммерциализация же результатов таких исследований происходит не сразу и период времени может быть достаточно большим.


В этом году по научным фондам, которые поддерживают фундаментальные исследования, как и по академии в целом, нанесен серьезный удар: существенно урезано финансирование. Такая ситуация очень тревожит. На Западе подобные фонды создаются на деньги частных фирм, их доля составляет около 80%, остальное вкладывает государство. У нас бизнес не дает практически не копейки, все на себе тащит бюджет. Но тогда сразу встает вопрос, кому эти деньги можно выделять? Государственным институтам и вузам, а также, обратите внимание и частным. А таковых сегодня более тысячи, в основном – маленьких, где несколько сотрудников сидят в одной единственной комнате. Ведь в 2005 году отменена государственная аккредитация научных организаций. Собираются несколько человек, называют себя, например, научно-исследовательский институт международных генетических или международных космических исследований, получают регистрацию в качестве научной организации и подают заявку на конкурс в фонд поддержки науки, обещая решить проблему за маленькие деньги, выигрывают гранд, а потом заключают договор с нормальной университетской или академической научной организацией. Это своего рода субподряд, а, по сути, примитивное посредничество.


Мы много раз предлагали, давайте вернем государственную аккредитацию, тогда отсечем таких дельцов от науки. Отказывают, мол, это нарушение демократических свобод. Но я настаиваю, что надо четко сказать, что такое государственный сектор науки? Кто может претендовать на государственные деньги? Что такое научный сотрудник? Каковы его права и обязанности?


Законодательством сегодня не определено, что такое государственный сектор науки, его состав, задачи каждого сегмента, а также обязательства государства по его обеспечению и развитию. Кстати, поэтому такой острой остается проблема молодых ученых. У них мало шансов сделать карьеру, получить свою лабораторию, чтобы реализовать свои идеи. Уверяю вас, именно востребованность результатов своего труда – самое главное для ученого. Но места заняты пенсионерами, среди которых немало 75 и даже 80 летних, а социально они не защищены. Человек получает 30-40 тысяч, а ему предлагают уйти на 8-9 тысяч. Кто же согласится? Каких-то документов, регулирующих эти вопросы, нет. А нужно в положении о научном сотруднике прописать, что по достижении 60 лет он имеет накопительную пенсию, которая составляет 80% его оклада. Как это сделано на Западе. И тогда сразу освободятся штатные места, куда смогут прийти молодые таланты. А у нас постоянно говорят о проблемах молодых, но самого главного не делается. Не дают работать самостоятельно. 


Правда, знаю один положительный пример. По инициативе губернатора Пермского края Олега Анатольевича Чиркунова депутаты решили, что действующие доктора наук получают 30 тысяч, а все ушедшие на пенсию профессора получат к государственной пенсии еще прибавку 15 тысяч рублей. И за год освободилось несколько десятков профессорских ставок, которые заняли более молодые ученые.



ОБСУЖДЕНИЕ:

Петр Савельевич Чубик:
Ректор Томского политехнического университета

Российские университеты активно участвуют в реализации стратегии инновационного развития регионов.  «Инновационный пояс» из числа малых и средних предприятий позволяет эффективно проводить коммерциализацию научно-технических разработок и трансфер технологий. Формируется рыночная ориентация НИОКР. Инновационные предприятия выступают в роли как соисполнителей, так и заказчиков. Происходит вовлечение в хозяйственный оборот интеллектуальной собственности университета (лицензионные договора, договора уступки или распределения прав на объекты интеллектуальной собственности). Поступают финансовые средства (выполнение субподрядных работ по хозяйственным договорам и контрактам, арендные платежи за используемые площади). Открывается доступ к финансовым ресурсам на создание промышленных образцов и выпуск опытных партий наукоемкой продукции. Создаются учебные и рабочие места для студентов и выпускников университета. Подробнее...



Игорь Анатольевич Максимцев: 
Ректор Санкт-Петербургского государственного университета
экономики и финансов,
д.э.н., профессор

 

Хотелось бы еще раз обратить внимание на ряд проблем, возникающих у Заказчика в процессе применения Федерального закона от 21.07.2005 № 94 – ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон). Подробнее...





Свои вопросы, комментарии и предложения направляйте на адрес электронной почты: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script   c пометкой "Вопрос В.А. Черешневу"

 

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

федеральный справочникФедеральный Справочник
107023, г. Москва, Семёновский переулок, д. 15

Тел.: +7 (495) 783-52-12
Факс: +7 (495) 783-89-38