Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
 
Реклама
Реклама
Реклама


Дмитрий Александрович Данилов, Заведующий отделом европейской безопасности ФГБУН «Институт Европы РАН»*


Национальная безопасность: принципы, направления обеспечения, нормативные акты



Контекст


С началом третьего президентского срока В.В. Путина в российской политике произошли существенные изменения. Россия предложила проект евразийской интеграции, который был ориентирован прежде всего на учет интересов партнеров, а не на политико-идеологический эффект в противостоянии западной экспансии, политике расширения НАТО и ЕС. В этом смысле он был заявлен и задуман не как альтернатива западной интеграции и европейской ориентации России, а как проект возможной конвергенции, связывающий Запад и Восток евразийского пространства и позволяющий конкурировать на договорной и транспарентной основе. Но западные партнеры России восприняли это не как возможность, а как геополитический вызов. Третий (после югославского в 1999 году и грузинского в 2008 году) острый кризис европейской системы безопасности (ЕСБ) – украинский – расставил все точки над «и» и спровоцировал качественный сдвиг в российско-западных отношениях в сфере безопасности в направлении взаимного сдерживания. В отличие от прежних кризисов ЕСБ, когда оппоненты находили пути выхода из них с добавленной стоимостью сотрудничества, украинский конфликт, напротив, закрывает такую перспективу в обозримом будущем. Он девальвирует результаты перезагрузки российско-западных отношений в начале 2010-х годов, фактически не оставляя действующим и будущим конкурирующим политическим элитам выбора в пользу нового сближения. Запад и Россия фактически исчерпали имевшийся ресурс и политико-дипломатические возможности сближения на основе гармонизации двух европейских пространств и интеграционных проектов – евро-атлантического (западного) и евразийского (восточного). Для Запада российская политика в отношении Украины и «аннексия» Крыма стали неопровержимым доказательством агрессивно-имперского облика России. Россия, со своей стороны, убедилась в неспособности и нежелании Запада учитывать ее фундаментальные заботы и интересы и, более того, в целенаправленной линии на под- рыв этих интересов. Запад, прежде всего в лице НАТО, заявил, что уже не может строить отношения с Россией в прежнем формате (business as usual). 

До украинского кризиса постафганские дилеммы считались ключевыми для будущего НАТО и центральны- ми в повестке Уэльского саммита 4–5 сентября 2014 года. Что делать с Афганистаном, с которым ничего поделать так и не удалось? Куда перенацелить усилия после «глав- ной» миссии? Но в контексте беспрецедентного в новей- шей истории Европы украинского кризиса альянс получил возможность относительно снизить профиль афганского вопроса, выведя на первый план российскую угрозу в качестве ориентира для необходимого постафганского переформатирования НАТО. 

Именно так Москва оценила основные итоги валлийского саммита: «На саммите была взята линия на продвижение инфраструктуры НАТО на восток, и украинский кризис стал лишь поводом для начала их реализации». Если НАТО возлагает на Россию всю ответственность за разрушение фундамента сотрудничества, Москва подчеркивает обоснованность своих прежних тревог: «Альянс, созданный в эпоху холодной войны как военно-политическая организация, в принципе не способен изменить свой генетический код» (комментарий МИД России в связи с саммитом НАТО в Уэльсе 5 сентября 2014 года).

Ознакомиться с полной версией материала на сайте "Федеральный справочник. Национальная безопасность России"

 

Материал предоставлен для информационно-аналитического издания "Федеральный справочник. Национальная безопасность России". Опубликован в первом томе издания. 

*Должность указана по состоянию на момент выхода издания (декабрь 2014 года).

 


 

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

федеральный справочникФедеральный Справочник
107023, г. Москва, Семёновский переулок, д. 15

Тел.: +7 (495) 783-52-12
Факс: +7 (495) 783-89-38