Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
 
Реклама
Реклама
Реклама

В.М. Резник: Председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку


Протекционизм должен быть рациональным




Протекционизм – это не спутник только кризиса. Это то, что было, есть и будет в экономической политике любой страны. Просто во время кризиса о нем говорят в полный голос. А в "мирное время" доступ иностранных товаров и инвестиций закрывают без лишнего шума. С помощью прямого или скрытого протекционизма, под политически безупречным лозунгом "экономической безопасности". Причем "своих" бизнесменов власти стран и с либеральными, и авторитарными экономиками поддерживают одинаково. Это притом, что и до кризиса глобализация шла, и национальные экономики зависели друг от друга.


Считается, что к протекционизму более склонны государства с переходными или авторитарными экономиками. Это не так, просто такие государства слишком громко захлопывают двери перед иностранцами. А вот в политкорректной Европе термин "протекционизм" до недавнего времени вовсе не употреблялся. Его там переименовали в "экономический патриотизм". На деле он означает двойные стандарты в сфере инвестиций, когда свои вкладывают сперва, а чужие потом.


В 50–70-х годах прошлого века европейские государства прямо вмешивались в хозяйственную жизнь. Во Франции одно время составлялись даже государственные пятилетние планы, хотя и рекомендованные для использования в так называемом частном порядке. Сейчас этого нет, зато есть "государственно-частное партнерство". В его рамках разнообразная господдержка бизнеса не столь явна. Но тайны всегда выходят наружу, если их много. Например, во всех недавних слияниях и поглощениях в странах Европы выигрывали национальные компании. Особым "экономическим патриотизмом" до кризиса отличалась все та же Франция – там и родился этот термин. Но и в других странах Евросоюза власти обычно на стороне отечественного бизнеса.


Разумеется, это ни в коей мере не смягчало критику российского правительства, направленную на поддержку российских рынков и компаний. А вот антидемпинговые процедуры, проводимые США, и "черные списки" корпораций, составляемые их Государственным департаментом, нарушением рыночных свобод не считались. Как и субсидирование Евросоюзом экспорта сливочного масла, сухого молока и сыров.


За спиной современных "экономических патриотов" Запада –значимые исторические фигуры борцов за изоляцию национальных экономик. Один из них – Александр Гамильтон – смотрит на нас сегодня с американской десятидолларовой купюры. В конце 18 века он создал Центральный банк Соединенных Штатов и ввел протекционистские таможенные тарифы. А среди протекционистов- теоретиков выделяется живший в 19 веке немецкий экономист Фридрих Лист. По его мнению, в начале развития любой стране выгоден свободный обмен с экономически сильными государствами. А по мере обустройства собственной экономики надо закрывать ее таможенными барьерами. Только так, считал он, эти сильные государства можно догнать. Потому что, писал Лист, свободно торговать друг с другом могут только одинаково развитые страны. Это, кстати, подтверждается торгово-экономической статистикой современной глобализации. По настоящему она затронула только так называемый "золотой миллиард", который и "глобализуется" внутри себя. Уместно будет привести здесь и еще одно мнение Листа. Он предостерегал от чрезмерного увлечения сферой обращения в ущерб производству, называя это "безжизненным материализмом". Не стал ли именно этот "безжизненный материализм" причиной текущего кризиса?


Разумеется, ни одно современное правительство в протекционизме не признается. Наоборот, на саммитах и встречах всех уровней только и звучат предостережения от закрытости своих рынков и запрещенных атак на рынки чужие. Однако, по данным ВТО, уже в прошлом году количество антидемпинговых расследований увеличилось на 40%. Эксперты заговорили о наступлении "протекционистского климата". Руководство Великобритании изучает проблему "британской работы" для "британских рабочих", позабыв о принципе свободной трудовой миграции. Американцев призывают "покупать американское" и давать работу только гражданам США. Французский президент обещает помощь "своим" производителям автомобилей, если они сохранят рабочие места на территории Франции. Брюссель продолжает поддерживать аграрный сектор Евросоюза. Члены ВТО для стимулирования экспорта и ограничения импорта применяют запрещенные этой организацией приемы.


А у банков стало хорошим тоном предоставлять кредиты исключительно соотечественникам. И эксперты обоснованно заговорили не только о торгово-производственном, но и финансовом протекционизме. Банки сворачивают трансграничную работу, кредитуя не международные, а только национальные проекты. Институт международных финансов предсказывает, что в текущем году с развивающихся рынков будет выведено более 60 млрд. долларов. Из них половина – из экономик Восточной Европы.


У протекционизма богатая и поучительная теория и практика. Поэтому сквозные оценочные характеристики к нему – хорош он или плох – не применимы. Как и к иным экономическим инструментам. Их оценка зависит от своевременности использования. Для глобализации, основанной на свободном рынке, протекционизм стратегически проигрышен. Но тактически – он жив и здоров. Потому что на практике глобализация не отменяет конкуренции национальных экономик. Тем более трудно воздержаться от защиты этих экономик во время кризисов, когда в повестке дня – их выживание.


И не только. Политики используют протекционизм, чтобы "поднять дух населения". Современной экономике, как показал кризис, свойственна "культура алчности". А потому безукоризненные с экономической точки зрения мероприятия часто уязвимы, так сказать, с позиций человечности. И правительства самых либеральных стран согласны терять в эффективности от протекционизма, ради сохранения "спокойствия". Ведь даже самые "безразличные" общества во время кризисов начинают проявлять к своим проблемам опасно повышенный интерес. Кроме того, протекционизм – это совсем даже не обязательно убытки. Можно проводить и "рациональный протекционизм", если, конечно, в эпоху глобализации такое словосочетание вообще допустимо. Думаю, допустимо, если не хочешь оказаться на обочине этой самой глобализации.


Протекционизм ведь шире тарифно-таможенного регулирования. Это целый пакет привилегий, даруемых государством своим производителям. Но "за так" привилегии не дают. В экономической истории масса примеров, когда протекционизм не консервировал устаревшие технологии и структуры производства. Он модернизировал их. Эксперты ссылаются на развитие конкурентоспособного автомобилестроения в Испании и Китае. Если же границу запирают на замок ради дорогого и некачественного производства, то это не "рациональный протекционизм", а "покровительство дурному". Но чтобы модернизация экономики шла, защищенные отрасли должны, как минимум, нормально кредитоваться, а временное отсутствие внешней конкуренции заменялось бы конкуренцией внутренней.





Материал, предоставлен для "Федерального справочника". Будет опубликован в томе № 23.

 

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

федеральный справочникФедеральный Справочник
107023, г. Москва, Семёновский переулок, д. 15

Тел.: +7 (495) 783-52-12
Факс: +7 (495) 783-89-38