Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
 
Реклама
Реклама
Реклама
 

И.А. Яровая: Председатель Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции


Увеличение комплекса мер по противодействию коррупции на уровне государства и общества




В государстве, в сознании каждого человека вопросы обеспечения безопасности жизни остаются одними из самых главных. Поэтому задача руководства Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции (далее – комитет) – выстроить свою работу так, чтобы решения, принимаемые на уровне Государственной Думы, были поняты и полезны гражданам России, чтобы законодательные акты максимально способствовали эффективной работе уполномоченных органов.

Сам факт существенного обновления состава депутатского корпуса Госдумы, и в частности комитета, означает, что в нашей работе появятся новые идеи, новые направления и инициативы. Важно то, что в Думе шестого созыва появился комитет, деятельность которого посвящена не только обеспечению безопасности, но и вопросам противодействия коррупции. Это является еще одним шагом на пути к построению системной государственной политики в данном направлении.

Действительно, реформирование правоохранительных органов, укрепление независимости судебной системы, контроль за доходами чиновников, введение кратных штрафов, электронная система документооборота, действие в рамках международных процедур – это все реальные меры, которые были инициированы Президентом, Правительством Российской Федерации и реализованы при поддержке «Единой России». Это уже работающие нормы. И сегодня общая задача законодателей – расширить комплекс мер по противодействию коррупции на уровне государства и общества.

Необходимо подчеркнуть, что комплексное реформирование политической системы и меры по укреплению национальной экономики абсолютно корреспондируются с задачами государства в сфере антикоррупционной политики. Эффективная борьба с коррупцией создает надлежащие предпосылки для развития всех сфер жизни общества. Сегодня декларацию доходов госслужащих общество уже рассматривает не только как дисциплинирующую меру, но и как меру, предъявляющую новое требование к деловой репутации и безусловной ответственности государственных, муниципальных служащих, представителей правоохранительной системы. Расширение перечня должностей, подлежащих обязательному декларированию доходов, свидетельствует о готовности государства обеспечить более широкий контроль, а значит, и степень антикоррупционного влияния.

Безусловно, важной и назревшей является инициатива Президента России контролировать расходы чиновников. На мой взгляд, глава государства очертил действенный механизм, определив перечень сделок, по которым такой контроль вполне осуществим. Контроль за расходами чиновников будет иметь вполне прикладной характер. Это связано с приобретением недвижимого имущества, транспортных средств и ценных бумаг.

Глава государства также конкретизировал отдельные моменты, в том числе о трехгодичном суммарном доходе семьи. Это положение будет распространяться на всех членов семьи, тех, кто включается в декларацию и предоставляет сведения о доходах и имуществе. То есть речь идет о контроле за доходами и расходами не только чиновника, но и всей его семьи.

Что касается заявления президента Дмитрия Анатольевича Медведева о том, что в 2015 году Россия готова принять и провести сессию конференции государств – участников Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, это свидетельствует о том, что до этого срока будут реализованы новые законодательные инициативы, которые позволят не просто констатировать факт серьезного противодействия коррупции. Без сомнения мы сможем серьезно снизить уровень коррупционного поведения во всех сферах, потому что предлагаемые сегодня жесткие меры совершенно адекватны той угрозе, которую несет коррупция. Самое главное, в обществе должно быть полное понимание и уверенность в том, что инициативы, которые исходят от руководства страны, демонстрируют серьезность намерений в деле противодействия коррупции.

Думаю, что предложение Президента России ввести ограничения на совершение сделок между госструктурами и коммерческими организациями, в которых акционерами или руководителями являются родственники руководителей госорганов, будет серьезным средством противодействия коррупции. Это, как мне представляется, будет мерой пресечения и в то же время упреждения. Кстати, переход на федеральную контрактную систему вместо 94-го федерального закона – это также антикоррупционная мера. И хотя эти вопросы относятся к ведению Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, мы посчитали необходимым создать рабочую группу для разработки нового законопроекта на площадке нашего комитета.

Присоединение к международной конвенции о борьбе с подкупом чиновников – это шаг в пользу внешнеэкономических связей России, взаимодействия с инвесторами, повышения имиджа, престижа и доверия к нашей стране, которое было основано на честной конкуренции и безусловном исполнении закона. Пресечение фактов коррупционного поведения, неотвратимость наказания, взаимодействие в этих вопросах с другими странами являются сегодня неотъемлемой частью государственной политики. Учитывая, что ранее в российском законодательстве появилась ответственность для юридических лиц, думаю, что формируется система мер, направленных на изменение психологии выгодности злоупотреблений и недобросовестной конкуренции, которые наносят огромный ущерб развитию экономики, деформируют систему государственных и правовых гарантий.

Вместе с тем считаю, что эффективность всех этих мер во многом зависит от готовности общества и государства принять их к исполнению. Россия уже прошла период подготовки. Сегодня речь идет о полноправной реализации всего комплекса мер.

Также очень важным представляется предложение Президента Российской Федерации о создании специальных экзаменационных комиссий для судей. Профессионализм судейского сообщества является первостепенным условием эффективности судебной системы. Все, что связано с расширением возможности граждан в судебном порядке решить любые спорные вопросы, в том числе через процедуры медиации, означает доверие к правовой системе и будет способствовать отказу от неправовых, коррупционных форм решения вопросов. Предложение Председателя Правительства Российской Федерации Владимира Владимировича Путина о создании административных судов решит и упростит возможность обжалования действий органов власти.

Но главная задача, и об этом говорит в одной из своих предвыборных статей В.В. Путин, – это обеспечить приток новых кадров в систему органов госуправления. Сюда должны приходить люди с другой мотивацией. Они должны быть готовы к тому, что их деятельность будет полностью подконтрольна и предельно открыта для общества. Есть понятие деловой репутации, оно должно быть строгим и для госслужащего. Сам факт увольнения по статьям в связи с утратой доверия или конфликта интересов должен создавать для человека невозможную ситуацию для самореализации. Нечистоплотность, непорядочность должна иметь именно такие последствия. А начинать разговор об этике, о деловой репутации надо с периода обучения в школе и институте.

Чиновник – это не только бюрократ, это человек, призванный, выстраивая отношения с обществом, реализуя пожелания граждан, защищать общественные и государственные интересы. Современные молодые люди, которые готовятся к государственной службе, не имеют об этом представления, потому что в вузах с ними об этом даже не говорят. Между тем через систему воспитания и, наверное, через появление новых учебных дисциплин нужно формировать новое отношение к понятию деловой репутации, к профессиональной самореализации.

Свой ценностный выбор общество реализует в законах. Если общество считает убийство злом, значит, есть уголовная ответственность за убийство. Если общество считает злом казнокрадство, есть ответственность. Но есть вещи, которые законом не регулируются. Честность, порядочность, нравственность, добросердечность, уважительность – это то, что регулируется не законами, а традицией и культурой. Молодое поколение должно идти в чиновники и правоохранительные органы с заведомо другой целью, чем в настоящее время. А сегодня эта цель, к сожалению, сформирована стереотипами. Родители, у которых ребенок идет учиться на муниципального служащего, говорят: иди на этот факультет, место тебя прокормит. И это – точка невозврата. Чтобы переломить эту тенденцию, необходим общественный выбор в пользу честности и деловой репутации. Над этим нам всем предстоит работать.

Меня однажды журналисты спросили, насколько полезен опыт США, где для борьбы с коррупцией практикуются две вещи – доносительство и провоцирование? В нашем законодательстве появилась норма, которая обязывает госслужащего (судейский корпус) сообщать о фактах коррупционных проявлений. Но  это прежде всего  вопрос гражданского выбора. Самый лучший способ побороть коррупцию – отказаться от сделки с коррупционером. И это вопрос общественной культуры. Кстати, здесь ошибочно недооценивать роль СМИ. Сегодня любые новости начинаются с негатива. Но на насилии и злобе невозможно построить общественную мораль, нетерпимую к коррупции. Главное – всем нам необходимо понимать, что коррупционер – это преступник, и наказание для него должно быть неотвратимым.

Очень важным считаю вопрос парламентского расследования: в каком формате и с какими полномочиями это нужно обсуждать. Например, как необходимо обсуждать проблемы оборота оружия, в частности травматического.

Выскажу свою личную позицию. Это не позиция комитета, а мое личное отношение к этой проблеме. Считаю, что вооружение населения – вещь опасная. Сегодня сам факт наличия травматического оружия создает у человека ощущение внутренней агрессии, независимо от того, есть угроза или нет. И, к сожалению, это подтверждают примеры.

Есть и еще одна проблема. У нас травматическое оружие визуально является полным аналогом боевого. Что это означает? Демонстрация такого оружия для человека, который воспримет его как боевое оружие, может вызывать сильнейшую ответную агрессию, которая будет иметь мотивацию самообороны, защиты, и возникнет несоразмерность. Обычно защитники травматики аргументируют свою позицию тем, что кухонным ножом и топором у нас совершается гораздо большее количество преступлений. Мол, зачем забирать травматику, мы же ножи и вилки не запретим? Нет, не запретим, но разрешение на травматическое оружие сегодня сформировало неправильное представление о собственной безопасности, самообороне и возможности адекватного поведения в конфликтной ситуации. Люди перестали разговаривать друг с другом, понимать друг друга, уступать друг другу, а сразу же достают пистолет и стреляют. Все сдерживающие факторы, все человеческие инструменты общения ушли в никуда. Выдача травматического оружия широкому кругу лиц, имеющих разный психологический и психический статус, разный жизненный опыт, культуру поведения, создала реальные предпосылки увеличения волны насилия в обществе. И это не просто отвлеченные рассуждения. Только за 2011 год количество преступлений, совершаемых с использованием травматики, выросло в отдельных регионах в шесть-семь раз.

Нам также предстоит решить две проблемы – качество миграционного законодательства и его правоприменение. Мы должны решить для себя, какие трудовые ресурсы сегодня нужны России. Упрощенные процедуры, которые были введены для высококвалифицированных специалистов, уже реализуются. Но, к сожалению, этим воспользовались только 14,5 тысяч человек. Да, эта цифра говорит о том, что есть движение в этой вопросе. Вместе с тем, она в разы меньше потока незаконной миграции.

Сегодня стоит задача – отсечь все серые схемы, ужесточить требования к юридическим и физическим лицам, принимающим мигрантов на работу. Нужно усилить санкции в отношении тех, кто незаконно привлекает мигрантов на территорию России, для кого этот криминальный бизнес поставлен на поток, кто организует ночлежки, злоупотребляет своим правом собственника, регистрируя на 20 кв. м по 100 человек. Также мы предлагаем закрыть въезд от 5 до 10 лет для злостных нарушителей миграционного законодательства. Уголовное наказание станет в большей мере профилактической мерой, потому что уровень ответственности здесь, естественно, принципиально иной.

Полностью разделяю позицию Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина о необходимости разработки требований знания русского языка, готовности жить в нашем социуме. Считаю перспективным создание центров домиграционной подготовки. Здесь люди могут получить профессиональную подготовку, освоить русский язык, получить знания об истории и культуре нашей страны. Таким образом, миграционная политика будет носить более цивилизованный характер.

Вместе с тем во всех вопросах миграционной политики необходимо действовать в тесном контакте с общественными организациями, религиозными конфессиями, диаспорами. Здесь должна быть выработана общая позиция.

У России нет задачи стать закрытой страной. Однако мы будем исходить прежде всего из интересов российских граждан, будем действовать в интересах стабильности и интересов нашей экономики. Нелегальные потоки миграции – это дополнительные факторы риска, проблемы, связанные с обеспечением социальной стабильности, экономической и общественной безопасности.

Что касается наркотиков, то эту проблему, как мне представляется, нужно разделить на три блока.

Это, во-первых, поставка на территорию России. Во-вторых, это распространение наркотиков и вовлечение в наркотическую зависимость. В-третьих, это проблема тех, кто уже потребляет наркотики и требует медицинской, социально-психологической помощи.

По фактам поставки наркотиков в особо крупных размерах мы уже предусмотрели меру наказания вплоть до пожизненного заключения. Считаю, что закон уже сейчас должен пресечь любую «изобретательность» наркопроизводителей.

Также в настоящее время на повестке дня остро стоит вопрос профилактики алкоголизма и наркомании среди подростков и молодежи. Мной предложено провести в регионах мониторинг реализации принятых ранее по инициативе Президента Российской Федерации и «Единой России» законов об ужесточении ответственности за продажу алкоголя несовершеннолетним и оценить эффективность предложенных мер. Кроме того, важно, чтобы решение вопросов профилактики правонарушений, обсуждение этих проблем, разработка региональных программ происходили при широком участии общественных организаций и конечно же уполномоченных по правам ребенка. Поэтому руководство комитета предлагает создать в регионах общественные советы для рассмотрения этих проблем. По этой проблематике работают много разных государственных учреждений. Мы понимаем, что самая большая заинтересованность есть у родительского и педагогического сообществ. И создание общественных советов позволило бы объединить усилия всех заинтересованных сторон.

Сегодня успешно решается вопрос о введении автоматизированных систем «Безопасный город». Современные технические средства, в том числе видеонаблюдения, позволяют получать оперативную информацию, требующую вмешательства правоохранительных органов, устанавливать по горячим следам и задерживать виновных лиц, совершивших правонарушение, а следовательно, позволяют усилить защиту граждан от противоправных действий. Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции подготовил обращение к тем регионам, где пока эта работа тормозится в силу разных причин, и обратил внимание наших коллег из законодательных собраний, органов исполнительной власти на местах на скорейшее решение этих вопросов.

Такое важное направление, как обеспечение безопасности дорожного движения, тоже явно нуждается в законодательных корректировках. В частности, например, в отмене самой возможности примирения сторон, когда речь идет о дорожно-транспортных происшествиях со смертельным исходом. Вместе с тем в сфере безопасности дорожного движения заметных успехов можно достигнуть и техническими мерами, в первую очередь путем мониторинга и регулирования дорожной ситуации на наиболее опасных пешеходных переходах. С необходимостью применения современных технических инструментов и средств связи также связаны успехи в решении проблемы розыска пропавших детей, которая, по мнению комитета, является одной и самых важных.

Что касается ужесточения наказания для педофилов, то здесь мы подошли максимально ответственно к тому, чтобы предложить по каждой позиции, такую санкцию, которая обеспечивала бы неотвратимость и соответствующую суровость наказания. У нас есть общее понимание того, что те, кто совершает преступления в отношении детей, не должны уйти от ответственности. Вместе с тем комитеты продолжат работу по совершенствованию законодательства в плане усиления административного надзора за лицами, которые привлекались к ответственности за преступления насильственного характера в отношении детей.

Наша общая задача – не ограничиваться только принятием законов. Нужно сделать так, чтобы в реальной жизни, в местах общественного пребывания детей – в школе, в детском саду, в поликлинике, во дворах, на улице – никто не оставался безучастным в ситуациях, когда, например, ребенок просит о помощи и напуган, когда он находится под воздействием взрослого человека, когда на нем есть следы насилия. Важно в обществе сформировать позицию абсолютного неравнодушия. И ни в коем случае нельзя оправдывать какое-либо аморальное, насильственное поведение в отношении ребенка.

Кроме того, комитет будет уделять самое пристальное внимание противопожарной безопасности. Все последние трагические случаи, связанные с взрывом газовых баллонов и повлекшие человеческие жертвы, имеют две причины. Во-первых, это нерешенность вопросов, связанных с усовершенствованием технологических требований к использованию оборудования. А во-вторых, это человеческий фактор, это просто безалаберность и жадность. За это нужно наказывать деньгами и привлекать к уголовной ответственности.

Мной подготовлены две законодательные инициативы. Первая вносит изменения в Административный кодекс Российской Федерации по введению квалифицированного состава ответственности юридических лиц, когда речь идет о последствиях, связанных с гибелью людей. Предлагается увеличить штраф для юридических лиц до 1 млн рублей за нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее тяжкий вред здоровью, смерть одного, двух и более лиц. Вторая инициатива предполагает изменения в Уголовный кодекс: повышение нижнего предела санкций до трех лет. Должностным лицам, которые откровенно пренебрегают правилами пожарной безопасности, отсутствие предела дает некое ощущение вседозволенности. Поэтому считаю, что будет правильным установить нижний предел, чтобы в законодательстве не оставалось возможности уйти от ответственности.

Действующее законодательство устанавливает очень мягкую ответственность за причинение смерти, гибель людей. За неосторожное убийство, как мне представляется, устанавливается недопустимо мягкая мера наказания: исправительные работы на срок до двух лет либо ограничение свободы на этот же срок. А причинение смерти в результате ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей наказывается лишением свободы до трех лет. То есть такое последствие, как гибель человека, превращается во вполне допустимую издержку, мол, ну погиб человек, но ведь это же не по умыслу, случайно. И мера ответственности за такие преступления не является ни карательной, ни профилактической, по сути – никакой. Для меня совершенно очевидно, что уголовное законодательство в этой части требует значительных изменений.

Не сомневаюсь, что работа нашего комитета будет слаженной и плодотворной. Люди собрались очень профессиональные. Вопросы безопасности и борьбы с коррупцией очень важные и ответственные, надо принимать грамотные и вдумчивые решения. Во всяком случае приложу максимум усилий, чтобы инициативы и решения комитета были полезны в реализации общественных и государственных задач.



Материал предоставлен для информационно-аналитического издания "Федеральный справочник". Будет опубликован в 26-м томе издания.

 

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

федеральный справочникФедеральный Справочник
107023, г. Москва, Семёновский переулок, д. 15

Тел.: +7 (495) 783-52-12
Факс: +7 (495) 783-89-38